Sep
17
2015
Южный Урал 2015. Часть 2: Инзерские Зубчатки — Тирлянский — Южно-Уральский заповедник. PDF Печать E-mail

Южный Урал 2015.

Сегодня мы должны были посетить одну из основных целей нашего путешествия — Инзерские Зубчатки. Путь к ним был не столько далеким, сколько, судя по описанию и рассказам бывалых, сложным. Как оказалось на деле читайте ниже.

Но начну я не с описания рубилова, как многим хотелось бы, а с очередного пространного рассказа. Я столько говорю о природе и достопрмах, что совершенно забываю рассказывать о людях. А тем временем все без исключения экипажи приобрели за крайние сутки неподражаемую манеру речи — то, что у нас принято называть одесским говором. И виной тому один единственный человек — Олег.

Вы знакомы с настоящим одесским евреем, вот прямо с таким, как показывают во всяческих юморесках? Я до недавнего времени была не знакома и более того, думала, что этот образ несколько утрирован. Ни фига! Олег во всем от манеры изъясняться и жестов до внешнего вида, как будто пришел к нам из анекдотов про привоз. Он фантанирует позитивом, а перлы выдает такие, что они немедленно липнут к окружающим! Нам хотелось срочно начать говорить с ним на одном языке, а особенно удачные обороты записывать! Мы все и даже спутница Олега — Таня меркли на его фоне, потому что: «Таня хоть и живет в Одессе, она таки русская!»

Располагая громадным опытом путешествий, Олег, точнее их экипаж, который мы ласково называли просто «Одесса», имеет совершенно раздолбайский подход к подобным мероприятиям. Ну т.е. если кто-то считает раздолбаями нас, то выдыхайте, потому что посравнению с Одессой мы нервно курим в сторонке. Один только внешний вид их машины прозрачно намекает, что дальше Одесской области на ней выезжать страшно, а уж когда она заводится… Однако, машина пробежала, и, уверена, еще пробежит, десятки тысяч километров. Все работает по принципу: вынул-дунул-плюнул и оно поехало.

Вчера вечером Одесса попытался устроить пожар: как-то криво подключил горелку на которой должно было что-то обжариваться на ужин, пламя полыхнуло на метр… ну и все это происходило у него в багажнике машины. Когда языки пламени начали лизать потолок, а народ продолжил заниматься своими делами, мне пришлось заорать, о необходимости огнетушителя! Единственным, кто среагировал был Саша. Но к этому времени огонь уже потушили, а Олег со своим коронным: «Я тя умоляяяю» подключал горелку снова.

Теперь, после столь подробного описания дальнейшее повествование не будет удивительным.

Утром колонна начала движение в сторону Инзерских Зубчаток. Дорога была не то что бы совсем ужасной, но так — на грани проходимости без дополнительных приблуд, если выбирать верную траекторию.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Первым пошел Леша, за ним Дима, дальше Одесса, Саша и замкнули мы. Мы такое построение в этой поездке нежно называли «Мы выгуливаем наших слоников» — уж больно смешно смотрелась толпа Патриотов с опаской протискивающихся в узких местах и заходящих в повороты между деревьями с третьего раза. Кто бы что ни говорил — Хантеры несравнимо более маневренны.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Дальше 2 первые машины оторвались и ушпарили вперед, а Одесса оказался ведущим хвоста. В один «прекрасный» момент он не заметил объезда и смело нырнул в эпическую лужу. Лужа даже внешне не оставляла шансов на успех, слава богу Олег не долетел даже до середины.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

А дальше начались приключения, потому что несмотря на наличие лебедок машина извлекаться напрочь отказывалась.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Вывесили переднее колесо на лифт-мейте и зачем-то решили в таком положении поехать. Джеком вырвало хаб, машина осталась сидеть в грязи, но теперь еще и перестала быть полноприводной.

Кстати, вокруг было очень красиво! Патриот сидел совсем рядом со смотровой площадкой!

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Вот нам куда-то туда и нужно попасть.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Приехал самовар и, охренев от того, что мы перегородили всю дорогу, пошел протискиваться через лес.

После этого Таня отправилась нервно пить коньяк из детского поильника (оказывается она всегда так делает, когда переживает), два первых Патриота так и скрылись в неизвестном направлении, ребята продолжили выковыривать Одессу, а я с Сашей и Дашей разгрузили их машину и поехали обратно в Тирлянский выходить на связь с Женей.

Тут будет еще одно лирическое отступление.

Когда мы только собирались на Урал, то столкнулись с неожиданной проблемой — одна из дорог, где нам хотелось бы проехать проходила по территорию Южно-Уральского заповедника. Катиться в объезд немыслимыми галсами да еще и по шоссе очень не хотелось — не для того мы проперлись пару тысяч км. По этому сначала Саша, а потом и я предприняли попытки договориться с администрацией официальными и не очень официальными методами. Но были посланы, потому, что это «зона абсолютного покоя».

Узнав об этой проблеме, наш хороший товарищ и по совместительству главаУазбуки свел меня с  известным путешественником и председателем клуба UAZ Patriot Club Ural — Евгением Шаталовым. На Женю я насела по полной программе: сначала попросила покритиковать нитку маршрута, потом он помог написать правильное письмо в Южно-Уральский заповедник, а в итоге мы договорились о встрече — по части маршрута Женя взялся нас провести по им же составленному плану. Вообще когда я увидела этот план с указанием мало того, что основных точек, но еще и времени закатов, и температуры воздуха ночью, мне поплохело. Серьезность Жениного подхода к поездкам и экспедициям вызывает невольное уважение.

А может за Уралом все такие по хорошему правильные? Передача «Наша Раша» подарила нам массу шуток про суровых челябинских мужиков, так вот познакомившись с этими мужиками лично, могу сказать, что Галустян со Свтелаковым похоже не шутили. Народ тут менее улыбчивый и прямой, здесь нет московских розовых гламурных соплей и хождений вокруг да около: если кто-то в разговоре выражается неясно и двусмысленно, его просто переспросят в лоб: «Ты сейчас что имел ввиду?» При чем переспросят с таким видом, что желание юлить пропадет напрочь.

Вот с этими серьезными уральскими людьми мы и ехали сейчас встречаться к маховику. О том, что это за моховик я подробно рассказывала в предыдущейчасти. Но сегодня неожиданно оказалась знаменательная, хотя и грустная дата — 7 августа, а значит ровно 21 год назад случилось наводнение в Тирлянском. Ровно 21 год назад этот моховик перестал работать.

с. Тирлянский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
У моховика вместо суровых челябинских мужиков нас встретила улыбчивая девушка Оля с котом.

Они с мужем Андреем и котом Кексом приехали сюда по приглашению Жени из Кургана. Чуть позже подъехал и сам Женя с супругой Оксаной.

Все вместе мы вновь двинулись в сторону Зубчаток.

По пути Саша приложился в колее колесом и между резиной и диском вошло полено. Теперь колесо на каждой кочке делало ПШШШШ, потихоньку спуская.

Ситуация у наших к этому времени значительно улучшилась: во первых, вернулись ускакавшие вперед экипажи Леши и Димы — им на стоковых УАЗах удалось без проблем доехать до Зубчаток и даже немного полазить по ним, во вторых, Одессу извлекли и сейчас выяснялось что он себе погнул и оторвал.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Веселье и самоотверженность сопровождают Олега в любом деле!

Я еще не видела, что бы в лужу под УАЗом ныряли так быстро и так радостно! :)

Все оказалось не так страшно, как могло бы быть: вместо вырванного хаба поставили заглушку, на погнутую тягу забили, а порванную тормозную трубку заменили.

Саша тем временем снял колесо и выправил диск.

Колонна поехала дальше. Теперь вел Женя на новеньком белом Патриоте, он сказал, что дорога значительно суше, чем была весной, да и ребята уже съездили взад-вперед. Короче ожидалась легкая прогулка до точки лагеря, и все ехали на расслабоне.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Дорога.

Доехали до кордона Миселя — здесь — это последнее место, где живут люди. Дальше только горы.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Кордон Миселя.

 

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Останавливаемся полюбоваться видами и набрать воды.

 

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Олег отмывается в реке Миселя.

 

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Остальные болтают и обсуждают дальнейший маршрут.

 

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Леша мне говорит: — «Лена, сфоткай стог!» —

«Зачем? У нас в Подмосковье тоже есть стога.» — «Но тут-то стога на фоне гор!»

Едем. Я честно говоря не знаю, как 2 Патриота прокатились здесь ни разу не присев. Хотя может с нами сыграло злую шутку расслабленное состояние — машины ехать отказывались напрочь!

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Бесчисленные мелкие засады выводили из себя — вроде ничего серьезного, но остановки постоянные, динамики никакой.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Но это еще не все, чуть позже к засадам прибавились поломки при чем тоже не фатальные, но у всех по очереди. Мы опять несколько раз заглохли, у Олега машина перестала тянуть, у Саши все больше гнулась раненая оленем тяга, у Андрея решил отвалиться силовой бампер, у Леши развалился хаб и машина временно оказалась без переднего моста.

К этому прибавилось плохое самочувствие Сашки, по симптомам очень напоминающее так называемую горняшку: тошнота, головная боль, слабость. Только горняшка обычно проявляется на высоте свыше 2000 метров, а мы были значительно ниже.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Когда до Зубчаток оставалось метров 300 апофеозом стал отвалившийся кардан на Лешином Патриоте т.е. машина осталась сначала без переднего моста, а теперь еще и без заднего — недвижимость посередине дороги.

Женя поехал вперед ставить лагерь, а вся остальная колонна осталась ждать решения проблемы т.к. объехать Лешу было не реально.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Все решилось простым закручиванием новых болтов, и мы наконец-то прибыли на место!

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Женя и Оксана в 4 руки с какой-то немыслимой скоростью поставили шатер-звезду и палатку-кухню,

а Оксана уже вовсю варила ужин.

 

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Мы встали прямо возле Инзерских Зубчаток, сначала показалось, что это просто каменная стена.

Женя посоветовал сходить на смотровую площадку полюбоваться закатом. Решились на такой подвиг самые стойкие: я, Саша (предварительно закинувшись таблетками от всего и сразу и выпив коньяку), дети, Дима, Таня и Паша. Остальные тупили в лагере.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Сначала мы шли вверх по не слишком натоптанной лесной тропинке, потом она уперлась в каменную

россыпь, дальше мы начали скакать по валунам.

 

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Ноги по мху скользили даже сейчас, представляю, что тут бывает сразу после дождя.

 

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Пока ковырялись в лагере, пока шли, пока карабкались, закат успел закончиться.

 

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Но мы все равно остановились, что бы передохнуть и полюбоваться последними всполохам

прячущегося за гору солнца.

 

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Здесь стало понятно, почему этот горный хребет называют зубчатками.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Стремительно темнело, спускаться по валунам в темноте совсем не хотелось, по этому мы поспешили в лагерь.

В лагере пока ставила палатку выяснилось, что у нее кончился один и входов — надо зашивать. Сидела зашивала, Сашка валялся рядом и болел головой, как вдруг от кухонного шатра донесся вопль: «Кот! Кот горит!!!»

Вспоминая вчерашний поджог Олега и всеобщую вялую реакцию на происходившее, мы с Сашкой оперативно выскочили из палатки…

Кот тусил на кухне и, видимо, под воздействием дивных ароматов Оксаниного супа не заметил включенную горелку, коварно притаившуюся неподалеку. Сунул туда хвост, хвост загорелся, но Кекс вместо того, что бы метаться в панике затрудняя спасательную операцию, продолжил гулять по шатру, поджигая его хвостом по периметру!

И кота, и шатер очень быстро потушили, при чем они оба похоже так и не успели понять что случилось.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Кормление пострадавшего.

За интересными разговорами, вкусным ужином и распитием подобающих такому чудесному вечеру напитков время пролетело незаметно.

А утром мы полезли на зубчатки.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Высшая точка Южного Урала – гора Ямантау (1640 метра), местные жители — башкиры считают ее плохой, злой. На востоке от нее находится вторая по величине вершина Южного Урала — гора Иремель (1582,3 метра). Она считается священной, доброй. Кстати, получается, что зло победило, по крайней мере по высоте.

Между этими горами расположен небольшой горный хребет — Инзерские Зубчатки. Они стоят как бы в точке равновесия, и своей зубчатой стеной отгораживают добро от зла.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Кекс тоже лез с нами на зубчатки. Часть пути прошел сам, часть — Оля несла его в рюкзаке.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Идти приходилось по тропинке иногда вдоль каменных стен, иногда между огромными валунами, иногда по кромке скал. Чем выше, тем красивее!

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

В южной части хребта горная цепь раздваивается и образует «хаос» – нагромождение каменных развалин, а в северной части расположен «цирк», он же «замок» — высокие скалы удивительной красоты.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Рядом с Инзерскими Зубчатками с давних пор селились отшельники и это очень логично — где как не на грани добра и зла должен жить человек, пытающийся понять высшие смыслы.

По одной из гипотез именно из этих мест в Вифлеем пришли волхвы с дарами для Иисуса. В качестве даров вполне мог быть горный хрусталь, которого неподалеку целый ряд месторождений.

Горный хрусталь мы не нашли (в общем-то и не искали), а вот кварца, разновидностью которого и

является горный хрусталь видели много.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

На каком-то этапе тропинка закончилась и нам пришлось идти по скалам, пролезая через узкие лазы. Ну, а дальше только по веревке, заботливо оставленной предыдущими любителями интересностей.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Туда полезли самые отважные.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Наверху оказался сильный ветер, зато виды…

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Вид на менее отважных :)

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Теперь мы видели все: побывали в точке равновесия между добром и злом!

 

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

И Кекс побывал! Оля уверяла нас, что коту очень нравится такая прогулка. На самом деле он очень

переживал и начинал орать, как только его пытались подтащить к обрыву.

 

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
По этому вниз он с радостью побежал сам.

 

Инзерские Зубчатки, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
На зубчатках еще и грибы растут.

Спускаемся в лагерь, готовность 10 минут, выдвигаемся обратно в сторону Тирлянского.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Дорога совсем не изменилась, но сегодня прошли ее без особых проблем. Правда мы успели закипеть на затяжном подъеме — от тряски слетели обе фишки вентиляторов. Воткнули обратно, остыли и поехали дальше.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Прибыли в Тирлянский и разбрелись каждый по своим делам: Андрей нашел сварщика и отправился приделывать бампер, Леша менял кончившийся хаб на заглушку и регулировал задний подшипник, мы выгибали Саше тягу, попутно запасаясь водой и общаясь с местным уазоводом.

Все в кучу мы сбились около рынка, закупились красиво выглядящими, но невкусными булками и… обнаружили, что на Хантере лопнули нижние листы рессор с обеих сторон. Что листы, что рессоры здесь достать было негде, а нас через пару часов ждали на кордоне Южно-Уральского заповедника. Было принято решение потихоньку ехать так, переселив часть тяжелого барахла Олегу.

с. Тирлянский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

И мы поехали. По заброшенной узкоколейной железной дороге нам сегодня предстояло просвистеть

больше сотни км.

с. Тирлянский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Узкоколейка появилась тут давно —  в 1912 году, она связала Белорецк – Тирлян — Запрудовку. 150 километров рельсового пути пришлось провести через многочисленные горные перевалы в исключительно тяжёлых условиях.

«Кукушка» успешно функционировала, но в 1967 году, после того как Белорецк соединился с Магнитогорском ширококолейной ж/д веткой, было принято решение о ликвидации этого участка узкоколейки. Следующим событием, подстегнувшим урбанизацию района, послужило строительство сверхсекретного объекта внутри горы Ямантау («Подземный город Путина») и образование Южно-Уральского заповедника.

В 1977 году Белорецк соединился железной дорогой обычной колеи, и с Уфой, от БЖД осталось лишь два направления — Белорецк-Тирлян-87-ой и Белорецк-Ишля-Тукан. В Тирляне находилось сортовое производство и вагоноремонтное депо, в Тукане — рудник.

В конце 80-х Верхнеаршинск был соединён с Тирляном и Белорецком грейдерной дорогой. Ветка всё больше приходила в упадок, по ней курсировал один тепловоз с одним пассажирским вагоном, изредка к ним прицепляли несколько платформ и теплушек (товарных вагонов).

В последнее десятилетие 20 века БМК нёс огромную социальную ответственность перед населением Белоречья, содержа затратную узкоколейку: сотни рабочих мест, какое-никакое пассажирское сообщение между Белорецком и отдалёнными посёлками-спутниками. Никто не мог себе представить этот край без «кукушки».

Но сначала перестройка, а затем и наводнение в Тирлянском поставили на узкоколейке жирный крест. Насколько органична была узкоколейка в жизни людей, населяющих этот край, свидетельствует хотя бы тот факт, что даже после того, как ветка не работала несколько лет, не было разворовано ни единого метра рельсового полотна!

В 2002 году узкоколейку все же решено было ликвидировать, а в июле 2007 года разобрали последние рельсы, которые вместе со всем подвижным составом отправили на переплавку.

Теперь по узкоколейке не на поезде, а на машинах ехали мы.

с. Тирлянский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Достоприм Тирляна — выемка в скальных породах, проложенная под линию БУЖД.

с. Тирлянский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

с. Тирлянский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Когда узкоколейка была действующей от Тирляна до Верхнего Катава, то есть на всём горном участке по которому мы сегодня должны были проехать, разъезды и остановочные пункты находились через каждые 4 — 10 километров. Теперь ничего здесь нет, последняя населенка —  Верхнеаршинский, здесь же находится кордон Южно-Уральского заповедника.

с. Верхнеаршинский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Останавливаемся в Верхнеаршинском.

с. Верхнеаршинский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Женя проводил меня на кордон, где я должна была дооформить бумаги, что бы нас пропустили на территорию заповедника. Официальное объяснение зачем нам это надо — фотографирование памятных досок на заброшенной станции Юрюзань для нашего проекта НЕЗАБУДЕМ.НЕТ.

Меня встретил очень сурового вида лесник — Александр Сергеевич. Я постеснялась спросить, но наверное он бывший военный — так все у него четко, ясно, по инструкции. Поговорили кто-куда-откуда и с какой целью, только после этого он подписал документы уже одобренные «наверху» и начал заносить наши паспортные данные в большую амбарную книгу.

с. Верхнеаршинский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Пока ждали оформления бумаг, ребята  разговорились с местными за жизнь. Кекс тоже нашел с кем

пообщаться :)

По 700 рублей со взрослого, и мы оказались в самом сердце Южного Урала. Колонну возглавила машина сопровождения, а Александр Сергеевич сел к Диме и Тане, что бы по сибишке рассказывать историю этих мест. Кстати, он несколько раз подчеркнул, что никакой не экскурсовод, а обычный лесник, но это оказалось совершенно не важно — увлеченного человека всегда послушать интересно.

Останавливаемся в трёх километрах от Верхнеаршинского на небольшой поляне, прямо у полотна дороги. Здесь захоронены красноармейцы, погибшие в бою с белогвардейцами в 1918 году.

с. Верхнеаршинский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Могила красноармейцев.

с. Верхнеаршинский, Белорецкий район, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Вообще если у нас на каждом шагу можно встретить мемориалы связанные с Великой Отечественной войной, то история этих мест связана в основном с белогвардейским движением.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Несколько аншлагов сообщили, что мы оказались на территории Южно-Уральского заповедника и

проход-проезд здесь запрещены. Но нам пофиг.

Впереди — склон хребта Бакты, плавный поворот — и первый перевал (810 метров над уровнем моря).

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Пару лет назад здесь случился природный катаклизм — ледяной дождь. Обмерзшие деревья

ломались как спички на высоте 2-3-х метров. Интересно, что стихия накрыла территорию

заповедника в тот день, когда на станции Юрюзань было запланировано открытие мемориальных

досок к которым мы ехали.

 

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Последствия ледяного дождя отлично видны и сейчас.

 

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Местная достопримечательность — каменная россыпь. Как будто перпендикулярно дороге течет

широкая река розоватого цвета. Этот вид вполне узнаваем в одной из серий советского телесериала

«Вечный зов».

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Очень прикольное место!

Полотно дороги начинает плавный спуск в долину реки Юрюзань. Высота сбрасывается двумя заложенными петлями, плавно огибающими отроги Бехты.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Александр Сергеевич рассказывает о важности исправных тормозов: поезда у которых тормоза отказывали пускали под откос в специально отведенных местах.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Река Юрюзань.

Реку мы пересекаем по старинному железнодорожному мосту — ему больше 100 лет (построен в 1912-м году).

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Конструкция моста устроена таким образом, что ферма закреплена только с одной стороны, с другой же, она лежит и елозит по специальному железному башмаку. Это позволяет уменьшить нагрузку на опоры и предотвратить разрушение от перепада температур.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Вновь нас обступают деревья. Дорога становится чуть интереснее — появляются неглубокие лужи.

Подъезжаем к бывшей станции Юрюзань. Высота примерно 610 метров над уровнем моря. Дома располагалась на западной окраине большой поляны, на которой находились многочисленные покосы.

Бывшая станция Юрюзань, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Сейчас сохранилось лишь белокаменное здание станции.

В Юрюзани жило около двух тысяч человек, удивительно, что при такой небольшой численности населения отсюда родом сразу два Героя Советского Союза, павшие в годы Великой Отечественной войны.

Бывшая станция Юрюзань, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

На здании вокзала Пугаеву Степану Александровичу и Серебенникову Александру Георгиевичу

установлены памятные доски.

Бывшая станция Юрюзань, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Бывшая станция Юрюзань, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Кстати, еще один любопытный факт об этом месте и все том же фильме «Вечный Зов» — именно здесь проводились съемки деревни, которую отступая сожгли белогвардейцы. Горела верхняя улица Юрюзани, покинутая местными жителями из-за закрытия узкоколейки, дома были выкуплены за сущие копейки.

Вновь начинается затяжной подъем, дорога закладывает большую петлю серпантина, расположенную на склоне горы Дальний Машак (1035 метра). Расстояние напрямую здесь всего три километра, нам же приходится навернуть четырнадцать.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Остановились в скальном коридоре, спрямляющем путь.

Александр Сергеевич рассказал, что именно на том месте, где сейчас находятся наши машины, красноармейцы остановили и расстреляли белогвардейский эшелон.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Правда ни единого скола от пуль на скалах мы не обнаружили.
Правда ни единого скола от пуль на скалах мы не обнаружили.

 

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Отсюда открывается вид на долину Юрюзани и гору Харитонова хребта Машак.

Солнце клонилось к горизонту, а нам все больше хотелось уже доехать до конца узкоколейки — дорога оказалась неожиданно утомительной.

Но пока только очередная заброшенная станция — Машак. Это самая высокая точка узкоколейки — 885 метров. Зимой здесь почти всегда метели, летом — дожди и низкая облачность, но нам с погодой повезло!

Бывшая станция Машак, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Перед нами открылся очень красивый вид на ШеломА (ударение на последнем слоге) — цепь вершин

южной части хребта Зигальга. Высота горы Большой Шелом  — 1427 метра.

Бывшая станция Машак, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Что бы посетители заповедника могли в полной мере оценить вид, администрация решила вырубить на станции деревья. Но возле одного из них совсем недалеко от дороги лесники обнаружили лежку медведя — отсюда ему было прекрасно видно кто откуда едет, его обдувал ветерок, избавляя от назойливых насекомых, рядом был лес, куда можно было смотаться «если что». Короче медведю здесь было очень хорошо! И судя по тропинке, которую он протоптал к лесу, бывал он тут регулярно. Лесники администрации ситуацию обрисовали и предложили лежку не трогать, но хрен — вид на горы важнее. Деревья срубили и мишка ушел — перестал появляться не только на этой поляне, но и на глаза вообще. Лесники искренне переживали, что косолапый обиделся и неизвестно к чему это может привести.

Бывшая станция Машак, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Машак — единственное место, где мы заметили шпалы, а вот от зданий не осталось даже остовов —

только несколько фундаментов заросших травой.

Бывшая станция Машак, Белорецкий район, Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.

Теперь дорога шла только вниз: сначала по склону Машака, а затем, резко повернув, практически в обратную сторону, серпантином спускалась к реке Большой Катав.

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
И снова на нашем пути мост, которому больше ста лет.

 

Южно-Уральский заповедник, респ. Башкортостан. Лето 2015.
Река Большой Катав.

У подножия горы Большой Шелом на границе Башкирии и Челябинской области находилась станция Двойниши — это граница заповедника.

Здесь мы попрощались с Александром Сергеевичем и другими лесниками — им еще возвращаться обратно на свой кордон. А нам пилить чуть больше 10-ти километров до Верхнего Катава. Лесники напугали нас, что дорога сильно разбита лесовозами и ехать придется часа 2-3.

Челябинская область, Катав-Ивановский район. Лето 2015.
Оказалось ерунда — обычная грунтовка.

 

Челябинская область, Катав-Ивановский район. Лето 2015.
Вскоре она и вовсе перешла в приличную дорогу.

На ночевку встали в сосняке возле Верхнекатавского пруда. Измотанные монотонностью узкоколейки, но выполнившие программу на сегодня в полном объеме, мы сначала расползлись ставиться, а потом сползлись к костру.

После очередного шедеврального ужина в исполнении Оксаны и принятия на грудь горячительных напитков, усталость куда-то рассосалась, и мы еще долго балагурили у костра.

Челябинская область, Катав-Ивановский район. Лето 2015.

Завтра — новый день, а значит, продолжение следует.

 
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика